?

Log in

No account? Create an account

cheralpa

Aug. 15th, 2018

05:34 pm - Особенности национального перевода

Вот кто мне может объяснить, почему книгу "The crossroads of should and must" у нас переводят как "Между надо и хочу"?

Оригинал:



Перевод:



Автор (Элле Луна) объясняет:

“Should is how other people want us to live our lives… To choose Must is to say yes to hard work and constant effort, to say yes to a journey without a road map or guarantees, and in so doing, to say yes to what Joseph Campbell called "the experience of being alive"... Choosing Must is the greatest thing we can do with our lives.”

Это ведь все тот же старый-престарый исторически-экзистенциальный выбор между "свободой" и "волей"! Запад выбирает свободу, мы выбираем волю. Запад выбирает Must, мы выбирем Хочу!

01:30 pm - Джозеф Кэмпбелл великолепен

"...Алан Уоттс как-то обратился ко мне с вопросом, какими духовным практиками я занимаюсь, и я ответил: «Я делаю подчеркивания в книгах».
Вот все, что я могу сказать по этому вопросу".

01:13 pm - Инструкция по выживанию для альтернативного художника, или как Торнтон Уайлдер не получил премию

"...Дело в том, что вы должны предложить нечто такое, в чем нуждается этот мир, — зрители за этим и приходят, но никто под этим солнцем и не догадывается, что им нужен именно тот дар, что предлагаете вы. На эту ситуацию есть три возможные реакции — если вы готовы перешагнуть назад через порог, принося свой великий дар миру.

Первая реакция — полное равнодушие. Ах, никому и дела нет до великого дара, что вы принесли? Можно сказать себе: «К черту их всех. Я возвращаюсь в Висконсин». Потом вы заводите собаку, покупаете трубку, и у вас под забором разрастаются сорняки. А вы пока рисуете свои картины, которые обнаружат через тысячу лет и признают величайшими шедеврами двадцать первого столетия. Вы возвращаетесь в свой заново обретенный целостный рай, а окружающий мир пусть себе догнивает.

Второй вариант — спросить: «Чего же они хотят?»Collapse )

Aug. 14th, 2018

05:50 am - Черно-белое воспоминание

- Эй, дух. Сержант (не помню фамилию, допустим, Тарасевич) приказал принести ему хлеба.

Комментарий к картинке: сержант Тарасевич (наверное, даже старший сержант, а не просто сержант) не пошел на обед, вместо этого просто попьет чайку в каптерке, но хлеб из столовой ему кто-то должен доставить, поэтому другой сержант приказывает мне, духу, принести старшему сержанту из столовой хлеба. Дело происходит в учебке в бывшей школе абвера в Печах (Белоруссия). Но это не суть важно.

- Какой хлеб? Черный или белый? - уточняю я.

Глаза у сержанта округляются.

Видно по его лицу, что никогда в жизни он не слышал более дурацкого вопроса. И не видел более бестолкового духа. И он популярно пытается объяснить мне, что у меня в мозгах полный бедлам:

- Послушай, дух, ну вот если ты будешь брать СЕБЕ хлеб - неужели ты возьмешь черный?! Когда есть БЕЛЫЙ!

Я искренне не понимаю: если есть выбор между черным и белым, можно выбрать любой. Вот мне иногда хочется черный, а иногда белый. В зависимости от десятка причин. Откуда же мне знать, что в голове у старшего сержанта Тарасевича?

Но у (второго) сержанта в голове явно то же самое, что и в голове у Тарасевича. Если можно выбирать между черным и белым, бери ТОЛЬКО белый!

Так начиналось мое нисхождение в гущу народной жизни.

Все, что происходит сейчас там, наверху, в кремлевских небесах, я видел еще в армии.

БОЛЬШЕ, БОЛЬШЕ, БОЛЬШЕ белого хлеба! Черный пусть хавают голодные лохи.

Понятное дело, что на комсомольских собраниях эти же сержанты говорили то, что требовалось - и если требовалось со слезой в голосе сказать о корке священного черного хлеба, говорили как положено.

Aug. 11th, 2018

08:22 pm - Из интервью Ю. Левады 2004 года - об одном мифологическом факте

Другие наблюдения говорят о том, что население считает, что власть слабая, и Путин не способен справиться с проблемами…

С точки зрения населения, Путин — символическая фигура, легендарная, единственная фигура. А легенду люди трогать не любят. Несмотря ни на какие успехи или не успехи, его тронут в последнюю очередью. Все виноваты: правительство, армия, экономисты, бизнесмены, губернаторы, а президент не виноват. Это не эмпирический факт, это факт мифологический, это работает по законам социальной мифологии. Его выводят на этот уровень и так рассматривают. Поэтому у нас правительство плохое, в него не верят, но Путин на небесах, не на земле. Мы отслеживаем эту закономерность по опросам.

То есть он — воплощение русского представления о власти вообще?

О высшей власти. Власть — плохая, глупая, она хуже советской, а он нет. Путин — выше всех безобразий.

Формула высшей легитимности, как Кремль?

Нет, Кремль, в смысле администрации — для населения — то же самое, что волчье логово.

Кремль — в смысле символа государства.

Это да. «Всем известно, что с Кремля / Начинается земля». Символы нужны людям, чтобы за что-нибудь хвататься, как за веревочку. Путин — символ символического лидера страны, а Кремль — это вроде небесного царства.

http://www.polit.ru/article/2004/11/09/levada/

И вот, похоже, мифологический факт, на котором держится российская государственность, начинает трещать по швам. Но, между прочим, укрепить его не так-то сложно, достаточно "доказать", что виноваты супостаты, которые вводят против нас санкции. И народ по осени быстренько забудет, что только что у каждого "недопенсионера" вытащили из кармана около миллиона (плюс-минус).

Так что лично я никаких "русских бунтов" от пенсионной реформы не ожидаю. Будут еще больше ненавидеть пиндосов. А небесное царство будет сиять еще ярче под красными звездами.

Хотя, конечно, хотелось бы ошибиться.

02:11 pm - De mortibus конечно...

Aut bene aut nihil. Но есть своеобразная ирония в том, что депутат Госдумы умирает в возрасте недожития до пенсии согласно новому законопроекту, за который он наверняка успел проголосовать (лень заниматься фактчекингом, но уверенность 100%):

https://meduza.io/news/2018/08/11/umer-deputat-gosdumy-aleksandr-korovnikov

Гугл подсказывает, что есть, оказывается другая крылатая фраза: De mortibus persecutorum.

Aug. 10th, 2018

05:50 pm - Забавно, но мы тоже только что отравились всей семьей неподалеку от Каменки

На прошлой неделе отдыхали в пансионате "Аврора", это не очень далеко от поселка Каменка, где, как пишут СМИ, отравились более 100 военнослужащих. Так вот мы там тоже всей семьей отравились. Сначала - в прошлую пятницу - замутило дочку, она блеванула с утра, вечером была температура под 39. По дороге в Питер стошнило сына, хотя обычно он хорошо переносит дорогу в машине. На следующий день он тоже был вялый, но ему мы температуру не меряли. В понедельник меня с утра стало мутить, но я поехал на работу, а вечером, когда вернулся, температура уже была 39. Во вторник провалялся дома, а в среду плохо уже стало жене. Тоже 2 дня мутило и температура.

В принципе, все выжили, за 2 дня болезнь проходит. У детей была рвота, у нас нет.

Поскольку мы купались в Финском заливе, думали сначала, что это из-за цветущей водорослями воды, но теперь ясно, что дело, действительно, в продукции какого-то местного поставщика - питались мы в основном в "ресторане" пансионата. А до Каменки оттуда минут 30 на машине.

Забавно, конечно, что "В пресс-службе Западного военного округа не подтвердили информацию о массовом отравлении военнослужащих". (https://www.rbc.ru/spb_sz/10/08/2018/5b6d9f639a79472fb9a1845f?from=regional_newsfeed) Но с информацией, исходящей от наших "ихтамнетов" все и без этого случая понятно.

Между тем Россельхознадзор недавно отчитался, что за 3 года уничтожил 24 тысячи тонн забугорных овощей и фруктов - очевидно, защищая нас от чужеродной заразы. Хорошо бы еще кто-нибудь нас от "родной" заразы с тем же рвением защищал?

А вообще в этой ситуации радует только одно: что отравление было быстротечным и не очень опасным.

Aug. 9th, 2018

11:54 pm - Откопал все же в уголке паутины (то стихотворение 2014 года)

Правда, журнал, откуда оно, уже удален. Можно нагуглить, что зовут его Юрий Смирнов. Сохранилось у Кэт Бильбо:

ПЕСНЯ ПРО ЗАЙЦЕВ

Заяц пишет зайчихе
На капустном листе
Заинька
Я горю без одной
На стоячем висте
Двулапый демон
Привел своих
Гримасничающих
Неживых
Мой пост
За силосной ямой
Опасно
Но зато
Очень вкусен жмых
Мы окопались
Перешли
К позиционной войне
Если тебе не страшно
Прибегай ночью
Ко мне
Отвечает зайчиха
На обратной стороне листа
Милый
У меня все болит
Доктор говорит – киста
Твои дети растут
Уже читают травы
Все наши здоровы
Все молятся за тебя
Мы победим
Это наша земля
Мы в своем праве
Отправляю тебе
Морковку
Со следами укуса
Люблю
Жду
Твоя
Грустно
Зайцу в окопе
Он пишет на свежем укропе
Заинька
Здесь становится невмоготу
Я видел
Как застрелили Ивана
Запекли
Съели
А печень отдали
Предателю вида – коту
Твой дядя Григорий
Тоже погиб
Пошел на разведку
Увидел конфетку
И влип
Васю поймали светом фар
Когда жарили Васю
Случился пожар
Ты
Наверное
Видела зарево
Санитарку Марью
Ты еще ревновала
Шурина Игоря
Кузена Виталия
Всех их поймали
Я не сею панику
Но хочу
Чтобы ты знала
У нас даже нет знамени
И наше секретное
Боевое искусство
Не годится
С двулапыми
Нечем биться.

На этом обрывается
Переписка
Кончаются праздники
Мы уезжаем
Попили
Сожгли половину поля
У каждого
Полный багажник зайцев
В луже плавает
Недонадкусанная редиска

Дети
Пропавшего без вести
Учатся ходить на двух лапах
Чертят по вечерам
Изобретают пращу
Младший говорит
Так серьезно
Я никогда их не прощу

(с)http://begle.livejournal.com/146320.html

Еще ссылка на другие его стихи: http://literratura.org/poetry/773-yuriy-smirnov-zong-mertvyh-lyudey.html

07:28 pm - Вдруг кто-нибудь помнит?

В 2014 году в моей френдленте были стихи какого-то украинского поэта, которые гениально преломляли начинавшуюся войну через призму наивно-беспощадного абсурдизма. К сожалению, по прошествии четырех лет ни одной строчки в памяти не сохранилось. Сохранился только образ - переписка двух зайцев, один из которых служит в армии и погружается в воронку кровопролития, и из всего этого пишет своей зайчихе, которая еще не понимает, что произошло, и отвечает ему, бестолково перечисляя в письме артефакты привычного заячьего быта из уже бесповоротно отошедшего в сторону прошлого; странно, одно из лучших прочитанных мной стихотворений, но тогда никак и нигде его не сохранил, а сейчас не могу найти.

Может быть, кто-нибудь поможет вспомнить и найти? Лучше всего, если найдется ссылка на тот ЖЖ.

Кажется, автор только стихи и выкладывал в своем ЖЖ, а потом резко прекратил.

Буду очень признателен.

Aug. 7th, 2018

08:15 pm - Хорошая книга



Прочитал книгу С. Хафнера "История одного немца". На первый взгляд, книга почти бессюжетная - воспоминания молодого немецкого интеллигента о жизни в Германии с 1914 по 1933 гг. Но поскольку именно в эти годы в Германии пускал корни и распускал ядовитые цветы фашизм - книга интересна, во-первых, как живой исторический документ, во-вторых - что неизмеримо важнее - как опыт "частного сопротивления" фашизму обычным человеком, в силу добротного семейного воспитания и желания думать своей головой, постепенно выбирающегося из "товарищеского" ада, в котором оказалось, подчас даже против своей воли, большинство немцев.

"Говорят, будто немцы порабощены нацизмом. Это только половина правды. С немцами произошло нечто худшее, для этого еще не придумано слова. Они - отоварищены. Ужасающе опасное состояние. Они околдованы. Они живут в волшебном мире мечты и опьянения. В этом мире живется счастливо, но человек в нем обесценен. Немцы теперь крайне довольны собой и при этом невообразимо отвратительны. Так горды и там безмерно пошлы, так недочеловечны. Им кажется, что они живут на горных вершинах, меж тем они барахтаются в грязной, болотной жиже, и против этого не найдется средства до тех пор, пока на них лежит заклятие товарищества".

Автор описывает, как постепенно и неотвратимо - неотвратимо ли? - менялась атмосфера Германии, начиная с 1914 года. Война, победы и катастрофическое поражение. Революция. Политическая чехарда. Убийство антипода Гитлера - Вальтера Ратенау, недолгое возвращение к "нормальной жизни" при Густаве Штреземане, неожиданная смерть которого в результате инсульта, стала "началом конца".

Ну а потом - приход к власти Гитлера и банд штурмовиков, поджог Рейхстага, первые антисемитские акции, и проч. и проч.

Однако, за внешними событиями, которые цепляют своими шипами автора (так, он со стыдом вспоминает, что, когда в библиотеку, в которой он занимается, врываются штурмовики и изгоняют оттуда евреев, на вопрос одного из молодчиков "ты ариец"? - он тут же отвечает "да" - хотя внутренне протестует против самой постановки подобных вопросов и необходимости отвечать на них), но все же пока не перемалывают его, скрывается "борьба, которую не рассмотреть, глядя в бинокли на поля политических сражений":

"...за этими непонятными вещами стоят странные психические явления и психический опыт - в высшей степени странные явления и многое раскрывающие психические процессы, чьи исторические последствия невозможно предвидеть. Эти явления и занимают меня. К ним не подступиться, если не изучить их там, где они разыгрываются: в частной жизни, в чувствах и мыслях отдельного немца. Там они разыгрываются прежде всего потому, что уже давно после расчистки политического пространства агрессивное и прожорливое государство ведет наступление на частную жизнь. Оно и там занято своим делом: порабощением противников, непокорных ему людей; в приватнейшем, интимном мире идет сегодня в Германии борьба, которую не рассмотреть, глядя в бинокли на поля политических сражений. Что человек есть и пьет, кого он любит, что делает в свободное время, с кем общается, мрачен он или весел, что он читает и какие картинки репостит картины вешает на стену - вот форма, в которой сегодня в Германии идет политическая борьба; вот поле, на котором уже сегодня решается исход сражений грядущей мировой войны. Звучит неправдоподобно, гротескно, но это так!
Поэтому я полагаю, что рассказывая свою, казалось бы, такую частную, такую незначительную историю, я на самом деле веду речь о подлинной истории - и, возможно, о будущей истории" (написана книга, кстати, была в 1938 году).

И, наверное, в этом главный нерв "обыкновенной истории" Себастьяна Хаффнера, его сопротивления тому "порядку", который постепенно накрывал своей черной тенью Германию, разрушая правовые институты и поднимая на поверхность с самого дна общества взбаламученную недочеловеческую муть. Ту самую Германию, где либеральные традиции были сильны еще со времен прусского короля Фридриха II, самовольно отнявшего у мельника мельницу, а затем по решению суда приговоренного к выплате штрафа, что заставило короля (!) уважительно воскликнуть: "Есть еще судьи в Берлине!"...

А между тем жизнь продолжалась. И немцы, в 1933 году в большинстве своем проголосовавшие против Гитлера (до фальсификации выборов тогда еще не додумались!), не оказали почти никакого сопротивления режиму, все более беззастенчиво попирающему правовые нормы.

"...почему даже в этом случае то там, то здесь спонтанно и неорганизованно против нацистского бреда не протестовали отдельные нормальные люди, защищаясь если не против всего в целом, то, по крайней мере, против частных несправедливостей, против гнусных дел, творившихся рядом с ними? (Я прекрасно понимаю, что этот вопрос, больше похожий на упрек, не исключает и меня).
Против спонтанного, естественного сопротивления работал неостановленный механизм повседневной, рутинной жизни. Наверное, и революции, и вся история Европы были бы иными, если бы люди сегодня, как в древних Афинах, были самостоятельными личностями и поддерживали связь с общественным, государственным делом, если бы они не были так безнадежно и бесповоротно встроены в свою профессию, в свой ежедневный распорядок..."

Сам Хафнер понимал, что, останься он в Германии, возможны для него будут только два пути: либо в концлагерь, либо винтиком в машину ненависти и смерти. Он выбрал третий путь: эмигрировал, выучил английский язык, стал журналистом, во время войны жил и работал в Англии. После войны вернулся в Германию и продолжал работать журналистом. Умер в 1999 году в возрасте 92 лет.

Надо ли говорить, что именно в России сегодня его книга особенно актуальна?

Navigate: (Previous 10 Entries)